Главная | Обвинение в убийстве гервиц грегг

Обвинение в убийстве гервиц грегг

Грегг Гервиц - Обвинение в убийстве Трое мужчин уставились на пистолет. Несмотря на полную путаницу, царившую у него в голове, Тим неожиданно для самого себя вдруг ясно понял, почему Фаулер позвонил Медведю по сотовому, вместо того чтобы связаться с ним по рации.

Медведь стоял спиной к Фаулеру прямо напротив Тима и смотрел ему в глаза.

В каньоне было очень темно, только его глаза блестели во мгле. Пальцы Тима на секунду расслабились, потом снова сжались в кулаки. Тим взял пистолет и пошел к гаражу. Медведь и Фаулер не двинулись с места. Через покореженную дверь он услышал звуки, доносившиеся из-за двери, и приглушенные голоса.

Он постучал, чувствуя, как шероховатое дерево царапает кожу. Дверь подпрыгнула и со скрипом распахнулась.

Удивительно, но факт! От него пахло кофе и перегаром.

Мак посторонился, пропуская Тима; для такого крепкого парня подобный жест выглядел весьма театрально. Тим увидел Гутьереса и Харрисона. Они стояли с двух сторон от тощего мужчины, который сидел на изодранном диване. Теперь Тим вспомнил этих детективов.

Местные ребята, Дрей работала с ними, когда они еще были патрульными в Мурпарке. В отделе убийств они явно были приписаны к определенной территории, поскольку хорошо знали этот район. Тим скользнул взглядом по сторонам и увидел гору каких-то тряпок, пропитанных кровью, грязные трусики, явно принадлежавшие какой-нибудь маленькой девочке, — ими была заткнута щель в дальней стене гаража, погнутую ножовку, у которой зубцы затупились от частого использования. Он постарался не задерживать внимание на этих предметах; все это просто не укладывалось в голове.

Тим шагнул вперед, и его ботинки заскользили по закапанному маслом бетону. Мужчина был чисто выбрит, на подбородке виднелись порезы от бритвы. Он сидел сгорбившись, упираясь локтями в коленки, вытянув перед собой руки в наручниках. На его ботинках засохла грязь — такая, как у Медведя.

Удивительно, но факт! И вот вопреки всему они оказались словно привязаны друг к другу.

Увидев Тима, детективы отошли в сторону, одергивая свои шерстяные костюмы. Из-за плеча Тима раздался низкий голос Мака: Взгляд мужчины, устремленный на Тима, был абсолютно пустым: Тим медленно двинулся вперед и остановился лишь тогда, когда его тень упала на лицо Кинделла, заслонив тусклый свет от единственной лампочки, торчавшей под потолком. Кинделл провел языком по губам, потом уткнулся лицом в ладони, обхватив пальцами голову.

Он говорил небрежно, растягивая слова и делая упор на гласные в конце слов. Оставьте меня в покое.

Тим почувствовал, как глухой стук сердца отдается у него в ушах и в горле, но сумел сдержать ярость. Кинделл не отнимал ладони от лица.

Удивительно, но факт! Тяжелый февральский воздух был напоен дождем.

Под ногтями у него черными дугами запеклась кровь. Харрисон хотел заставить его открыть лицо: Детектив с быстротой молнии набросился на Кинделла, вцепился руками ему в горло и в щеки, а коленом уперся в живот, наклонив его голову назад, чтобы Тим мог видеть его глаза.

У Кинделла раздувались ноздри, а во взгляде сквозил вызов.

Читать книгу онлайн

Гутьерес повернулся к Тиму: Тим взглянул на лодыжку детектива, где оттопыривалась брючина. Это наверняка был пистолет, на котором уже висело убийство, его можно было оставить на месте преступления, вложить в руку мертвому Кинделлу. Харрисон отпустил Кинделла, толкнув его так, что голова у того свесилась на бок, и сказал Тиму: Мак изо всех сил делал вид, что стоит на страже у широко распахнутой двери гаража.

Он вертел головой туда-сюда и пристально вглядывался во тьму, хотя Медведь и Фаулер стояли меньше чем в двадцати ярдах от него и им прекрасно была видна дорога. Тим бросил взгляд на Гутьереса: Он замешкался возле Тима и незаметно сунул ему в руку ключи от наручников: Только смотри, не оставь на нем синяков или чего-нибудь вроде этого.

Мак сжал плечо Тима, потом вслед за двумя детективами вышел из гаража.

Удивительно, но факт! Она протянула руки, как ребенок, который хочет, чтобы его обняли, и Тим ответил на этот жест, порывисто шагнув в ее объятия.

Тим протянул руку, схватился за висящую на двери веревку и потянул. Дверь снова скрипнула и со стуком захлопнулась. Кинделл и глазом не моргнул. Он был абсолютно спокоен. В лампочке под потолком раздался какой-то странный гудящий звук. Воздух вокруг Тима сгустился — сырой, с легкой примесью запаха растворителя для краски.

Кинделл вновь посмотрел Тиму в лицо. У него были правильные черты лица и невероятно плоский, вытянутый лоб.

Удивительно, но факт! Он стиснул руками руль.

Сложенные руки лежали на коленях. После глубокомысленной паузы Кинделл кивнул. Тим подождал, пока выровняется дыхание.

Ленивые, тягучие интонации, как будто слова звучали в записи в замедленном режиме: Тим снял пистолет с предохранителя. Кинделл издал сдавленное рыдание, из его глаз потекли слезы. Его руки тряслись от ярости, и ему понадобилась пара секунд, чтобы направить дуло в лоб Кинделлу.

Медведь облокотился о свой грузовичок, скрестив на груди мускулистые руки и глядя на четверых мужчин. Медведь никак не прореагировал на этот кивок. Им на все наплевать.

Скачать книгу в формате:

Ничего святого, — поддакнул Гутьерес. Иезекииль, или Джедедиа, или как там его. Тито не имел в виду ничего плохого. Мы же все на одной стороне. Они молча ждали, то и дело поглядывая на закрытую дверь гаража и ожидая выстрела. Стрекотание сверчков наполняло воздух и било по нервам. Мак вытер лоб тыльной стороной ладони, хотя ночь была прохладной. Все повернулись к Медведю и в изумлении уставились на него. На лице у Фаулера застыла неприятная ухмылка: Медведь смущенно поерзал, потом скрестил руки на груди, словно для того, чтобы утвердиться в этой мысли.

Медведь окинул его взглядом, полным откровенного презрения: Гутьерес начал было что-то говорить, но, взглянув на сложенные руки Медведя, закрыл рот.

Сверчки продолжали пронзительно стрекотать. Мужчины изо всех сил старались не смотреть друг другу в глаза. Медведь выпрямился и отошел от своего грузовика. По сравнению с ним даже Мак казался низкого роста. Медведь сделал шаг к гаражу, потом вдруг остановился. Он опустил голову и уставился в грязь под ногами, застыв на одном месте и не двигаясь ни вперед, ни назад.

Тим стоял, не шевелясь, приставив пистолет к голове Кинделла, и был похож на фигурку стрелка, вырезанную из стали. Через несколько секунд "Беретта" начала подрагивать в его руке, глаза заволокло влажной пеленой, и он судорожно вздохнул. Неожиданно для самого себя Тим понял, что не станет убивать Кинделла.

Его мысли, потеряв направление, вновь вернулись к дочери, и его вдруг охватила такая всепоглощающая, такая оглушительная печаль, что, казалось, сердце не сможет ее вместить.

Печаль явилась неведомо откуда, яростная и сильная; он никогда в жизни еще не сталкивался ни с чем подобным. Он опустил пистолет, согнулся, упершись кулаками в бедра, стал ждать, пока она хоть немного утихнет.

Удивительно, но факт! Тим уставился на кровать Джинни, стоявшую среди россыпи желтых и розовых цветов, едва различимых на обоях.

Потом понял, что все еще дышит, и спросил: Кинделл нервно моргнул и скованными наручниками кистями закрыл лицо — жест, сильно походивший на движение белки, умывающейся передними лапками. Тебе кто-то помог убить мою девочку?

Голос Тима дрожал от ярости и отчаяния:



Читайте также:

  • Образец искового заявления на опровержение отцовства
  • Правда о убийстве кеннеди
  • Погашение ипотеки молодой семьи
  • После подписания договора купли продажи квартиры в ипотеку